May 31st, 2004

(no subject)

=============================================================================
* Forwarded by Sergei Matusevitch (2:463/68.41)
* Area : OBEC.PACTET (OBEC.PACTET)
* From : Pavel Viaznikov, 2:5020/185.9 (13 Aug 96 22:10)
* To : All
* Subj : "Перекресточная тетрадь" Ходасевича
=============================================================================
Hi there, All!

...В.Ходасевич в бытность свою в Париже возглавлял один из многочисленных
литературных кружков. Участники кружка решили завести так называемую
"Перекресточную тетрадь", куда заносилось бы всё, достойное внимания:
эпиграммы, пародии, "сны" (никто не спрашивал, подлинные или выдуманные).
Так, однажды Ходасевич пожаловался в тетради: "Сегодня я проснулся в
холодном поту - мне снилось, что я был персидским поэтом и что меня
переводил Тхоржевский" (а этот последний незадолго до того действительно
выпустил книгу переводов Хайяма, вполне суконных и нескладных). Часто "видел
во сне" членов кружка А.Ремизов, причем обыкновенно в самых нелепых и
смешных ситуациях; Ходасевич, однако же, в его "сны" не попадал - он
запретил это Ремизову...

Есть в "Перекресточной тетради" и "Собрание стихов ниже нуля",
содержащая подлинные перлы. Ходасевич полагал, что гениально-плохие стихи
столь же ценны, сколь и гениально-хорошие.

"В самом деле, - писал Ходасевич, - нужно быть "гением наоборот", чтобы
дерзнуть резюмировать событие в Гефсиманском саду в таких строчках:
И вот - случилось торжество:
Арестовали Божество.
или судьбу Иуды, повесившегося после предательства:
Висел Иуда на осине -
Сначала - красный, после - синий.
Стихи эти принадлежали одному осевшему в Белграде поэту, который написал
целую поэму на евангельские темы и прислал ее для отзыва Ходасевичу. В
предисловии автор объяснял себя перевоплощением Пушкина, на каковом
основании требовал к своему творчеству особенного внимания. Завершалась
поэма апофеозом воскресения из мертвых и грядущего царства Божия:
Воскресшие играют детки -
О смерть, о смерть, где твой ужал?
И в саване какой-то ветхий
Гремя костями, пробежал.
Однажды некий поэт прислал Ходасевичу книгу стихов, в которой была такая
строчка: "Я в вечности уже стою одной ногой". Эта строчка привязалась к
Ходасевичу, как назойливый мотив. Hесколько дней подряд он всё возвращался к
ней, качая головой. Hаконец - его осенило:
Хвостова внук, о друг мой дорогой,
Как муха на рогах, поэзию ты пашешь:
Ты в вечности уже стоишь одной ногой,
Тремя другими - в воздухе ты машешь.

(По статье Ю.Терапиано (С) (насколько я знаю, не опубликовано)
============================================================================