July 22nd, 2005

(no subject)

Вернулись домой.
Кто хотел зайти в гости - можете заходить :)
Несколько фрагментов из поездки, возможно, опишу сейчас, если никто не прервет какими-нибудь срочными делами :)
Вот, Миша фотографировал.




(no subject)

- Купе нет. Есть только верхняя боковушка плацкарта. Давать?
- Хоть не в конце вагона?
- 54-е. Возле проводника.

В вагоне было душно.
- Ставьте сумку вниз, там свободно, мои вещи у мужа, - обратилась ко мне по-украински соседка с нижней полки.
Очень красивая девушка. Молодая, лет восемнадцати, невысокая, стройная, с карими глазами и с темными длинными шикарными волосами. Весь день она просидела одна, скучая, пощелкивая семечками и отказываясь от моих предложений посмотреть глянцевые журналы, которые я взяла в дорогу. Только один раз она вышла на полчаса.
- Берите бананы, - предложила я, когда она вернулась.
- Нет, спасибо, я только что покушала. - Она говорила на красивом украинском языке. - Мы с мужем чуть не опоздали на поезд. Ехали до Киева, электрички встали в соседнем городе. Маршрутки не ездят. Пришлось такси нанимать. 110 гривень заплатили.
- А муж в другом вагоне едет?
- Да, в купе. Там хорошо, не так жарко. У него бесплатный билет.
- Служебный?
- Ага.
Я призадумалась, а девушка снова заскучала и продолжила трескать семечки.

Наши соседи по плацкарту закончили обед и стали готовиться к дневному сну.
Большая, грузная женщина громко дыша застелила нижнюю полку и мгновенно уснула.
На полке напротив мостилась пожилая пара. Я сначала подумала, что у них просто билеты в разных концах вагона, но, оказалось, они действительно занимали одну на двоих нижнюю полку. Худощавый, маленький мужичок с высоким лбом, академической лысиной и энштейновской прической, в серых брюках и в клетчатой хлопчатобумажной рубашечке с короткими рукавами, очень нежно обнимал свою более молодую жену - женщину "еще в теле" и явно более подвижную. Почти всю поездку, в отличие от своей общительной жены, он пролежал на полке. Чтобы перевернуться на другой бок или встать, он хватался за поручень-опору верхней полки худенькой (кости да сухожилия) рукой с сухой, состарившейся кожей, и с видимым усилием приподтягивался.
На верхней полке, романтически свисая пятками в проход, ворковала юная парочка современно-творческого вида.
Еще только войдя в поезд при посадке и едва разложив вещи, девушка с короткой стрижкой, пирсингом и забавными украшениями протянула длинноволосому пареньку тетрадку:
- Я вчера вечером песню написала. Прочитай.
- Чуть позже прочту.
- Нет, я хочу, чтоб ты прочитал именно сейчас!
Паренек прочел довольно длинное стихотворение, кивнул и вернул тетрадку. А ближе к вечеру в каком-то из разговоров из его уст вырвалась фраза полушутливым тоном:
- Жена должна убирать и готовить, а песни петь я и сам могу.
Они ехали отдыхать в Коктебель. Видимо, слышав мои разговоры по мобильному, парень поинтересовался какой фирмы гитара в моем чехле. Огонек в его глазах слегка потух, когда я сказала, что обычная Трембита. Но окончательно приуныли ребята, когда я им сказала, что джазовый фестиваль в Коктебеле в этом году будет не в июле, а в августе.
- А нам обещали, что мы как раз на фестиваль попадем. Мы так и ехали - нам сказали с 15-го июля.
- В прошлом году был с 15 по 18 июля, а в этом году точно в августе. Если хотите, могу узнать в каких числах.
- Да, узнайте, пожалуйста, - уже совсем грустно попросил молодой человек.

В Феодосии светило солнце. Наш поезд опоздал на два часа.

(no subject)

открыла шкаф
стою - смотрю издалека - боюся подойти
а вдруг захлопнется?
(c) Isa

побежала я по делам.