July 23rd, 2005

(no subject)

Зарисовки из поездки

- Ют, мы тут подумали-подумали, никак у нас без тебя не получается. Хотели тебе сюрприз сделать, но не получается без твоего участия. Посиди часик с Маней, пока она днем будет спать, мне нужно отлучиться.

Маня, довольно крупная девочка, к своим без трех месяцев трем годам хорошо разговаривает, болтает без умолку и выдержать ее натиск "почему?" иногда бывает невыносимо трудно. Но когда спит, она ангел!
Дневной сон Мани проходил прямо на побережье, в тени под навесом. Я бросила рядом полотенце и достала учебник, искренне полагая, что утренняя неудачная попытка поучиться на пляже связана просто с тем, что это первый день моего пребывания на море, что меня долго ждали и все утро мы болтали. Теперь же у меня была возможность побыть прилежным студентом.
Фигушки!
Я просидела полтора часа над открытым учебником, глядя на море и загорающих людей.

На следующий день ситуация с учебой не улучшилась - читать учебники я не смогла категорически. Даже Кодекс почитать не получалось - собрав все силы, очень сконцентрировавшись и начав читать какую-нибудь статью, через некоторое время ловила себя на том, что смотрю на море.
Я попыталась читать днем, валяясь после обеда в домике и пережидая пока пройдет пик жары - ничего не получалось.

- Пляж отупляет, - говорила моя подруга Саша в прошлом году.
Но за последние двадцать лет я никогда не была на море дольше двух дней и не обратила тогда внимание на эту фразу. Теперь я ее прочувствовала в полной мере.

Только на третий день я обнаружила для себя спасительное чтиво. Оказалось, что отдыхая на морском побережье, я могу читать исключительно прессу. Радостно скупая половину раскладки, я изучала газеты от заголовка до почтового адреса. Даже политические и экономические статьи, которые раньше я просматривала только в непродолжительный период своей жизни и только лишь по служебным обязанностям, когда работала в пресс-службе Генпрокуратуры, сейчас я внимательно прочитывала от первого до последнего слова.

На пятый день отдыха я начала разгадывать сканворды.

В конце второй недели приехавший на пару дней и еще свеженький Миша заглянул как-то в мой сканворд:
- Юткин, во-первых, посмотри что ты написала! Ты написала ЗАЕЦ! А во-вторых, "ушастый упрямец" - это ОСЁЛ!

(no subject)

Поэт Дмитрий Воденников, как Вы живете? :)

Зарисовки из поездки.

Намеченные на вечер мероприятия отменились и мы с Наташей сидели за столом во дворе. Маленькая Маня спала в домике и пойти куда-нибудь погулять мы не могли. Петь песни мы тоже не могли - соседи по двору уже спали, и разговаривать можно было только шепотом, потому что тетя из соседней двери уже выходила и делала нам замечания по поводу громких голосов. Ни вина, ни водки в холодильнике у нас в тот вечер не оказалось. Делать было решительно нечего. Но не ложиться же спать в одиннадцать часов вечера!
Разговаривать шепотом на улице было как-то странно и мы сидели молча.
- Давай хоть "Живчика" попьем, - предложила Ната.
- И послушаем плеер!
Мы оживились, принесли лимонад, достали CD-плеер.
Перед отъездом я сбросила на диски песни и музыку своих друзей, и сборник любимой музыки из компьютерного архива.
С наушниками в ушах мы провели несколько часов. После некоторых песен Ната громким шепотом делилась впечатлениями, после некоторых вздыхала:
- Ют, ну почему я не могу просто так в магазине купить эту музыку? Или услышать по радио? Почему вокруг сплошная попса?
Я утешала ее, что не все так плохо, что хорошая музыка есть в магазинах, что проходят концерты, что есть клубы, где играют интересные музыканты и, в конце-концов, у многих творческих людей есть сайты, с которых можно скачивать их произведения.
К началу третьего часа ночи в плеере сели батарейки.
Теплая, безветреная ночь. Звезды яркие-яркие. Мы сидели молча. Пора было идти спать, но что-то не пускало. Было ощущение, будто не хватает чего-то, какой-то завершающей точки, каких-то еще более сильных эмоций.
- Ната, я поняла! Я поставлю тебе стихотворение!
- Как это "поставишь стихотворение"?
- Это запись. Играет музыка, автор читает свое стихотворение. Очень гармонично и очень сильно!
Пока я меняла батарейки и перелистывала каталог, чтоб найти стихотворение, я рассказала Нате, что мне прислали это стихотворение по e-mail, рассказала как, недоверчивая к присланному через интернет, уточняя правильно ли мне назвали автора, зашла на сайт этого поэта, как случайно попала на его виртуальный журнал и читаю его теперь.
Когда отзвучала последняя нота произведения, я заметила, что мы обе слушали его с прикрытыми глазами и слегка запрокинув голову.
Ната открыла глаза:
- Слушай, а как он живет?
- Кто?
- Поэт.
- Не знаю, мы лично не знакомы. Он живет в России, в Москве, кажется.
- Я не об этом! Как он с таким мироощущением живет в жизни? Среди людей? Обычных людей? Как он вообще живет?!