August 24th, 2006

(no subject)

...из интервью с Игорем Лебедкиным (2004 г.)

"Очень немногие из великих музыкантов сейчас остаются собой, несмотря на большие гонорары. Ведь не музыкант выходит на сцену, чтоб играть публике, а публика приходит его послушать."

оттуда же:

- Когда мы говорили о педагогической деятельности, Вы сказали, что не хотели писать методички. Почему?

- Глупо писать о творчестве. Трудно найти более глупое занятие, чем писать о том как надо играть. Все люди разные - руки разные, тела разные. Все по-разному сидят, по-разному чувствуют. Как можно в книге обращаться к тысяче или к двум тысячам читающих тебя пианистов, каждый из которых обладает своим набором средств, помогающих или мешающих ему играть? Преподаватель же, если он профессионал, сразу видит проблемы ученика. Ему легко работать, потому что он видит как ученик работает мышцами, где он зажат, слышит его звукоизвлечение, знает о чем он думает, что он чувствует. Преподаватель не "вкладывает" себя в ученика, а вытягивает его талант. Он помогает поставить руку, заставляет что-то чувствовать. Но как это можно описать в методичке?