July 14th, 2007

(no subject)

Былинки о Койотах
Былинка третья.

Койот Бем сидел на завалинке и смотрел в небо. В небе нежились облака, напоминая о свежем пиве.
Койот Ким во дворе чистил свое транспортное средство. Средство ржало от удовольствия и отказывалось мыть копыта.
Ким уже чихал от шампуня, а Бем в пятый раз мечтал о пиве, когда избушка койотов вдруг покосилась и заскрипела. Это проснулся Верш.
По утрам Верш был шумным койотом и озорничал. Он катался на форточках, периодически пиная ставни, отчего те скрипели и громко хлопали.
Пролетавшая мимо сова, приземлилась на воротах, и покрутила головой. Оглядев двор, мудрая птица тупо уставилась на Верша.
- Давайте пойдем на шашлыки! – предложила сова.
- На шашлыки лучше всего идет свинина! – окончательно размечтался Бем.
- Ты чё, сова?! – неожиданно трезво возразил Верш и перестал хлопать ставнями. – Денег нет, что жарить будем?
- Сколько ж можно жарить деньги?! Надоели уже! – сплюнула сова. – Вы ж койоты, вот и пойдите на охоту! Там на Кучковатой поляне один огородик есть… Замаринуем огурцы, будем жарить!
Когда солнце перекатилось за полдень, три койота и сова сидели на берегу реки и жарили шашлыки из огурцов.
- Счастливые вы, койоты! – тоскливо ворковала сова после пятой рюмки. – Вы можете стоять, сидеть, лежать, кувыркаться! Птицам этого никогда не испытать. Нам не дано такое счастье – полежать на боку, поваляться!
- Ты что, сова, никогда не валялась? – пожалел её Ким.
- Никогда, - меланхолично произнесла сова, но это было последнее, что она успела сказать. Мощной лапой койот сбил её с ног так быстро, что она даже крылья расправить не успела.
Ким валял сову в траве, перекатывал с боку на бок и щекотал пятки. Бем и Верш пили пиво и обсуждали облака.
- Ниче себе! – ухнула сова, когда Ким снова поставил её на ноги. Пошатываясь и глупо улыбаясь, счастливая птица направилась в сторону леса. В дупле её ждали дети.

Солнце катилось вдоль горизонта, разукрашивая небо всеми оттенками красного. Лисы, обнаружившие пропажу огурцов, лаялись между собой. Поднявшийся ветер скрипел и хлопал ставнями. И только бутылки из-под пива напоминали о том, что утром были нежные облака.